Воспитывать ребенка — большой труд, а если у него есть серьезные проблемы со здоровьем — это целое испытание. Многие звезды на своем опыте знают, что такое поднимать особенного малыша. О них расскажем сегодня.

Эвелина Бледанс с сыном Семой

Эвелина Бледанс

1 апреля 2012-го ц Эвелины родился второй ребенок — сын Сема. О том, что у малыша синдром Дауна, звезда узнала на 14 неделе беременности, но не стала прерывать ее, несмотря на советы врачей.
«Я была очень примерная беременная. Ходила на УЗИ, сдавала анализы. Все были удивлены, что вроде возраст солидный, но все хорошо. На очередном УЗИ стали ставить диагнозы-подозрения, какая-то складочка на шее, водичка в легких. Поскольку мой муж имеет цыганские корни, он стал колдовать. На следующем УЗИ ничего не было. Хотя, может быть, мне не стали ничего говорить, потому что я бы начала сильно переживать», — откровенничала она.
Бледанс ни разу не пожалела о своем выборе. Семен растет очень добрым и очаровательным мальчиком. Мало кто знает, какие трудности пришлось пережить актрисе, воспитывая малыша. Дело в том, что Сема появился на свет с врожденным вывихом надколенников обеих ног. Звездная мама пыталась избежать операции, но ее старания оказались тщетными. Мальчик перенес не одно хирургическое вмешательство. Сейчас у него все хорошо. Единственное, что смущает Эвелину, так это злые языки.

«В этом мире есть зло, и иногда оно очень больно жалит даже меня, человека с иммунитетом к мнению окружающих. Я до последнего вздоха буду опорой для сына во всем, и буду говорить с ним на его языке, каким бы этот язык ни был. Я подстроюсь, смогу, не состарюсь, не зачахну и не потеряю энергию», — сетовал Бледанс.

Ирина Хакамада


Хакамада с дочерью Машей

Ирина как никто другое понимает Бледанс, так как ей пришлось столкнуться с такой же проблемой. Дочь Хакамады — Мария Сиротинская — появилась на свет солнечным ребенком. Медики предлагали политику оставить наследницу в роддоме, дабы не усложнять себе жизнь, но она наотрез отказалась. На этом испытания в жизни брюнетки не закончились. В шестилетнем возрасте Маша заболела лейкозом. Хакамада приложила все усилия, чтобы спасти малышку, и, чтобы не сойти с ума от горя, она не бросила работу.
«Муж сказал: «Если не будешь делать то, что нравится, то не будет сумасшедшей энергии, мы ее не вытянем. Лучше иди в президентскую кампанию, мы будем помогать», — делилась Хакамада.
Старания политика не прошли даром — у Марии началась долгожданная ремиссия. Сегодня девушке 23 года, она ведет вполне привычный образ жизни и, что немаловажно, вместе с мамой помогает женщинам, воспитывающих детей, родившихся с лишней хромосомой.

Лянка Грыу


В феврале 2011-го у актрисы и режиссера Михаила Вайнберга родился сын Максим. Радость от появления на свет наследника была недолгой — вскоре малышу поставили неутешительный диагноз — «аутизм». Лянка приняла решение обратиться к западным врачам, так как методика лечения в России ей не пришлась по душе. Так артистка с семьей перебралась в Нью-Йорк.
«В России нам прописали серьезные препараты, сильно влияющие на работу мозга. В связи с этим мы стали искать других специалистов. Поехали в Нью-Йорк, прошли необходимые тесты. Так в моей жизни появился этот город. Доктор сказала мне, что каждый день я должна быть со своим ребенком, заниматься с ним… А недавно нам сняли этот диагноз! Я так счастлива! И Максим даже пошел в класс для одаренных детей», — рассказывала Грыу недавно.

Сейчас Лянка пытается помочь женщинам с детьми-аутистами. «Быть матерью означает иметь силу, о которой ты когда не подозревала и испытывать страхи, о существовании которых ты не догадывалась...» — отмечала актриса.

Светлана Бондарчук


Светлана с дочерью Варей

Дочь Федора и Светланы Бондарчуков — Варя — появилась на свет в 2001 году недоношенной. Из-за этого у нее возникли некоторые проблемы со здоровьем. В последнее время Светлана все чаще рассказывает о наследнице и публикует ее снимки в личном блоге. «Фантастический, веселый и очень любимый ребенок. Не любить ее просто невозможно. Она очень светлая», — делилась звездная блондинка.
Правда, девушка не живет с родителями. Большую часть времени Варвара находится за границей, где получает лечение.

Анна Нетребко


Оперная дива с сыном Тьяго

Звезда мировой оперы впервые стала мамой в 2008 году — у нее родился сын Тьяго. Поначалу Анне казалось, что малыш абсолютно здоров, но к трехлетнего возрасту она забила тревогу — мальчик не торопился говорить. Врачи поставили ему легкую степень аутизма. «Тогда были постоянные крики, истерики. Просто жуть. Каждый выход с ним, даже в парк, был испытанием. Один раз я волочила его по земле за ногу, а он орал как ненормальный. На нас прохожие смотрели, полицейские, и мне пришлось объяснять, что у ребенка особенности в развитии», — откровенничала как-то артистка.
Нетребко не стала отчаиваться и стала подыскивать специалистов. В итоге она отдала наследника в специальную школу Нью-Йорка. Оперная дива надеется, что ее наследник выздоровеет. Также она призывает других мам, столкнувшихся с такой проблемой, не отчаиваться. «Поверьте: это не приговор! Есть методики, которые развивают таких деток до нормальных стандартов», — отмечала артистка.
Сейчас с воспитанием Тьяго Анне помогает ее новый возлюбленный — Юсиф Эйвазов. Нетребко счастлива, что ему удалось сразу найти общий язык с ребенком. «Тьяго был избалованным, его все обожали, но Юсиф сразу показал, кто в доме хозяин. Тьяго стал очень быстро развиваться после появления Юсифа», — подчеркивала она.

Певец Данко


Агата появилась на свет с ДЦП

У младшей дочери артиста — Агаты, родившейся в 2014-ом, диагностирован ДЦП. Поначалу Данко делал все, чтобы помочь наследнице, но со временем он стал отдаляться от нее. Дело закончилось тем, что певец расстался с мамой Агаты — Наталией Устюменко — и ушел из семьи.
«Я не собиралась этот сбор объявлять, но у меня стиральная машинка сломалась, а без нее никак. У Агаты слюнки-то текут, коврики, на которых она лежит лицом, нужно постоянно стирать. Мне очень обидно за ребенка, что произошло такое предательство. Я не представляю как можно ее оставить без опеки, без ласки. Он говорит, что она не слышит, не сидит, не шевелится, мол, ребята, я вообще ей не нужен. Я думаю, что так он пытается оправдаться, за то, что хочет устроить свою жизнь», — рассказывала как-то женщина, которой сейчас приходится в одиночку справляться с малышкой.
У Данко было свое видение ситуации. Он уверял, что не бросал дочь. «С Агатой я не могу общаться по причине того, что она из-за своей болезни не в состоянии это делать. Ее мозг не обрабатывает информацию. Она не может двигаться, общаться, она не понимает, что такое мама, папа. Я уверен, что она по-своему живет, видит какой-то свой мир, но мы просто в разных измерениях находимся. Агата застряла в состоянии двухмесячного малыша», — говорил он.

Данко и Наталия расстались

В одно время Наталия хотела судиться с экс-избранником из-за отсутствия финансовой помощи с его стороны, но потом почему-то передумала.
«К адвокату Екатерине Гордон я обратилась, чтобы она помогла мне найти консенсус с Сашей мирным путем, подписав соглашение. Катюша, спасибо тебе огромное, что ты и твои юристы без промедления пошли мне навстречу и сделали все, что было в ваших силах! Если Саша захочет помогать Агуше, то будет помогать. Не захочет — дело его совести. Сейчас ему очень повезло встретить близкую по духу и по интересам женщину. Пусть у них все будет хорошо! А со мной будет самое лучшее напоминание о прожитом вместе времени — мои прекрасные девчонки, которых я родила от любимого мною до беспамятства человека! Ведь счастье именно в этом!» — отмечала Устюменко.

Константин Меладзе


Сын Меладзе страдает тяжелой формой аутизма

Сын музыкального продюсера Константина Меладзе — Валера — болен тяжелой формой аутизма. Довольно долго он скрывал этот факт от общественности. О серьезной проблеме ребенка рассказала его мама — бывшая жена продюсера Яна Сумм. Женщина отметила, что до 2,5 лет мальчик был обычным ребенком, и ничто не предвещало беды.
«Помню, как Костя приходил с работы, дети бежали его встречать. Папа по очереди подбрасывал их вверх, а Валерьяша все время твердил: «А потом Валера, а потом Валера…» Однажды, прогуливаясь с сыном мимо стенда памяти одному врачу, сказала ему: «Доктор умный был, людей лечил». С тех пор он произносил эту фразу каждый раз, когда оказывался в том месте. А к трем годам начался регресс, но мы не сразу это поняли. Думали, капризничает, а он терял приобретенные речевые и коммуникативные навыки, даже не мог сам себя обслужить. Позже нам объяснили, что речь Валерьянчика была неосознанной», — делилась Сумм.
Все это сподвигло Яну создать центр для детей-аутистов. «Коммуникация и взаимодействие с другими людьми у мальчиков и девочек с расстройством аутистического спектра почти не складываются. Но, представляете, полтора года назад у моего сына все-таки появился друг. У Ивана и Валерьяна одинаковые диагнозы, и то, что ребята смогли наладить общение, настоящее чудо. Правда, сначала пришлось с Ваней немного позаниматься, поработать над его поведением. В общем, он показал нам, где раки зимуют», — отмечала она.