В советское время авторскими правами зарубежных сочинителей музыки зачастую пренебрегали. Некоторые полюбившиеся гражданам композиции на поверку окажутся или откровенным плагиатом, или очень близким заимствованием. Тем удивительнее будет узнать, что этим грешила не только советская эстрада. Западные исполнители тоже находили, что у нас украсть, и нисколько этого не стеснялись. Каждый «заемщик» верил, что никто не догадается.

Все началось от «Самовара», спетого Леонидом Утесовым

Маэстро не просто так полюбился народу./Фото: img.yandex.ru

Маэстро не просто так полюбился народу.



Напеть песню про Машу с самоваром может всякий. Утесов знал, что делал, когда записывал бойкую песню-фокстрот на пластинку в 1934 году. На этикетке было указано только имя автора обработки Семёна Когана. В более поздних переизданиях появилась запись: обработка Л. Дидерихса. «Слова народные» заменили авторством В. Лебедева-Кумача. Неизвестно, выплачивались ли гонорары наследникам указанных «авторов».



А родилась веселая мелодия в 1929 году в Варшаве на музыкальном вечере: шестнадцатилетняя Фанни Гордон-Квятковкая (настоящее имя – Фейга Йоффе) наиграла мелодию собственного сочинения. Директор популярного варшавского кабаре Анджей Власт моментально сочинил простенький текст – получился популярный фокстрот, который через пару недель пели не только в столице. А через два года фирма звукозаписи Polydor Records предложила Фанни записать песню, но непременно с русским текстом – для многочисленных эмигрантов. Тогда и появились строчки: «У самовара я и моя Маша, а на дворе совсем уже темно...». Пластинка вышла в 1933 году, а чуть позже песню записал Петр Лещенко. И кто только ее не исполнял: Малинин, популярные группы, известные польские и литовские певцы.

Автор песни про Машу Pod samowarem в расцвете творческих сил./Фото: izbrannoe.com

Автор песни про Машу Pod samowarem в расцвете творческих сил.



А права Фанни восстановили в 70-е годы: перед автором извинились в письме, а фирма «Мелодия» даже выплатила ей 9 рублей гонорара.

«Синюю песню» в конкурс «Угадай мелодию» не включают – все узнают с первых тактов

Многие советские люди помнят именно этот вариант исполнения.

Многие советские люди помнят именно этот вариант исполнения.



А на самом деле это знаменитая One Way Ticket To The Blues, написанная американцами Ханком Хантером и Джеком Келлером. Впервые исполнил шлягер в 1959 году певец и пианист Нил Седака. Много лет песню с успехом включали в концерты самые разные вокалисты и группы на Западе, звучала песня даже в Японии. Самой популярной стала версия Прешес Уилсон с группой Eruption, записанная в 1978 году, но многим больше всего нравится самая первая запись Нила Седаки.



В СССР песню представил ВИА «Поющие гитары» с новым текстом Альберта Азизова, вполне удачным и запомнившимся. На ранних пластинках-миньонах автором музыки значился Н. Седака, позже превратившийся в «Н.Фидака», или обработка А. Васильева. Особого значения это не имело, так как перечислять автору музыки гонорар никто не собирался. Ну не было привычки церемониться с иностранными музыкантами.



А «Синяя песня» прижилась на советской эстраде и успешно перешла на российскую в исполнении групп «Здравствуй песня», «Премьер-министр», «Русский размер», Валерии и даже эстонки Анне Вески. Пластинок было наштамповано тоже очень много.

«Город детства» в исполнении Эдиты Пьехи. В оригинале текст был об ушедшей любви, но музыка ничем не отличалась

Эдита Станиславовна хороша в любой лирике./Фото: pbs.twimg.com

Эдита Станиславовна хороша в любой лирике.



Впервые песня Green Fields была исполнена в 50-х годах американской группой Easy Riders, участники которой – Ричард Дер, Терри Гилкисон и Фрэнк Миллер написали ее для себя. В 1959 группа распалась, и песню записали новые исполнители – группа The Brothers Four. С их подачи композиция на многие десятилетия стала хитом. Текст переводили на испанский, шведский, польский и другие языки. Музыканты в разных странах успешно продвигали задумчивую мелодию. Польку Веславу Дроецку в СССР знали хорошо, наверняка кто-то слышал в её исполнении композицию Pola zielone, которую она душевно исполнила в 1964 году. На креольском диалекте песню услышали поклонники Сезарии Эворы в альбоме Voz D'Amor уже в 21-м веке.



А для Эдиты Пьехи слова написал Роберт Рождественский. Автор указывался затейливо: на пластинке 1968 года сочинитель музыки был неизвестен, в 1986 году песня стала шотландской народной. В 2001 – появился некто Ф. Миллер, а в 2007 все узнали об авторах – T. Gilkyson, R. Dehr, F. Miller. Доводить дело до суда в век интернета никто не хочет. А музыкальная публика и так уже обо всем догадалась.

Пассаж с «Вернисажем», или как маэстро Паулса… Иглесиас попутал

С таким красавцем Леонтьеву трудно тягаться./Фото: img.yandex.ru

С таким красавцем Леонтьеву трудно тягаться.



В 1975 Хулио Иглесиас, которого в СССР тогда еще никто не приглашал, включил в сборник лучших песен «A Veces Tu, A Veces Yo» собственного сочинения. А в 1986 Лайма Вайкуле и Валерий Леонтьев представили восторженной советской публике «Вернисаж», надолго запавший в души публике. Припев похож один в один, да и остальное напоминает оригинальную песню.



Интересно, автор «Вернисажа» так и не узнал первоисточник за много лет? Никаких замечаний и разъяснений не последовало.

Но и у нас находили что украсть

Сопот взят задорной советской певицей./Фото: static.life.ru

Сопот взят задорной советской певицей



В 1962 году Аркадий Островский написал музыку на стихи Льва Ошанина «Солнечный круг». Тамара Миансарова замечательно спела жизнеутверждающую песню на Всемирном фестивале молодежи и студентов в Хельсинки в том же году, а в 1963 певица и песня победили на фестивале в Сопоте.

Молодежный шлягер произвел впечатление и на Бьорна Ульвеуса – будущего автора и музыкант ABBA, который записал с группой The Hootenanny Singers бодрую композицию Gabrielle, потрясающе похожую на «Солнечный круг». Отличалось только исполнение – маршевое, никак Миансарову не напоминающее. Но может быть, автором музыки где-то тихонечко указали Аркадия Островского?